hanged man, pagad

Комментарии и поправки к "Салыр-Гюлю" Сигизмунда Кржижановского

Собираю в один пост разбросанные по моему ЖЖ комментарии к повести "Салыр-Гюль" Сигизмунда Кржижановского - за давностью лет я уже и позабыл, что хотел даже написать статью с разбором отдельных неточностей в этом произведении. Писать, видимо, уже не буду, а вот собрать все в одно место соберу (а заодно уж и про эпиграфы у Кржижановского).

Иншалла vs нишолда

Исрык, Челпан и другие импрессии

Салорская роза, эмблема печали

Эпиграфы у Кржижановского
hanged man, pagad

(no subject)

hanged man, pagad

О поисках могилы поэтессы Татьяны Ефименко

Уже больше двух лет собираю книгу стихов и прозы Татьяны Ефименко (1890-1918) и по крохам восстанавливаю детали ее биографии. Архив ее в РГАЛИ на удивление хорошо сохранился: семь тетрадей стихов, недописанный рассказ, письма и фотографии поступили в декабре 1963 года от родственницы, А.С. Ефименко (кто это, мне пока не удалось узнать, хотя ответ может лежать на поверхности - родственный круг Т. Ефименко известен). Еще две тетради со стихами и письмо были внесены в архив позднее, 10 августа 1983 г. Работа по очевидным причинам идет с большими перерывами - я переезжал, теперь вот дописываю большой текст и к Ефименко возвращаюсь совсем нерегулярно. Но сейчас уже полностью собрана ее "египетская" короткая проза, рассыпанная по периодике (рукописей этих рассказов в архиве нет), почти наполовину готова книга стихов. Остается биография и, главное, обстоятельства трагической гибели.

Хотя с легкой руки Ю. М. Гельперина принято считать, что Ефименко родилась в Петербурге, документы это опровергают: в петербургских (петроградских) справочных книгах первое упоминание семьи Ефименко - только в 1917 году (адрес: Малый проспект, 47-49). Скорее всего, она, как и старшие братья и сестры, родилась в Харькове. К сожалению, предпринятые мной поиски ее метрического свидетельства не принесли успеха: чтобы заказывать дела в ГАХО, нужно точно знать приход, где она родилась, иначе все оборачивается тратой времени и денег.

Чуть лучше дела обстоят с поиском места захоронения. Общие обстоятельства гибели Татьяны Ефименко хорошо известны: она была убита вместе с матерью, известным историком Александрой Яковлевной Ефименко, в ночь на 18 декабря 1918 года на хуторе Любочка (ныне село Верхняя Писаревка) Волчанского уезда Харьковской губернии, куда мать и дочь переехали сразу после революции. В своем некрологе С.Ф. Платонов, цитируя слова очевидца, озвучивает версию убийства Ефименко петлюровцами по политическим мотивам. Эта версия впоследствии и стала официальной.

Кто убил мать и дочь Ефименко, до сих пор неизвестно. Результаты новейших разысканий с большей точностью числят в убийцах местную банду Капиноса. К слову, никаких дочерей старосты Неклюдова там не было и в помине. По данным из Волчанского историко-краеведческого музея, всего было убито семь человек - Александра Ефименко, Татьяна Ефименко, трое местных, прислуживавших по дому (сторож, конюх и кухарка), и двое малолетних детей, видимо, кого-то из прислуги. Политикой и не пахло, это был обыкновенный разбой - в доме "знатных господ из Петербургу" искали ценности. Не найдя ничего (в "Письмах из хутора" А.Я. Ефименко описывает свой скромный быт), убили всех, кто был в доме. Убитых захоронили в братской могиле неподалеку от хутора.

Многие годы об этом убийстве предпочитали не вспоминать. И только в 1978 году по инициативе председателя местного колхоза "Маяк", бывшего учителя Максима Шульги останки А.Я. Ефименко были перезахоронены на территории школы в селе Революционное. Как рассказал мне свидетель перезахоронения, А.В. Кириченко, опознали Александру Ефименко легко - по черному платью, шитому золотой нитью, зубному протезу и пулевому отверстию в лобной кости - следу смертельного выстрела. Почему не перезахоронили другие тела из братской могилы, мой свидетель не знает и лишь удивляется.

Так что поэтесса Татьяна Ефименко и по сей день лежит в безымянной могиле. Координаты ее более-менее известны, но сейчас вокруг могилы частный коттеджный поселок, вход в него охраняется. В ближайшее время попробуем разузнать, нет ли над могилой каких-либо построек. Возможно, удастся организовать перезахоронение. А пока

Оплаканный скудно покоя мой прах не узнает
Ни крови над ним, ни вина не прольются струи
И только склоняясь печальная осень роняет
На камень могильный кровавые слезы свои.
hanged man, pagad

Фольклорные сонеты

Оказывается, никогда не выкладывал их здесь полностью. Надо исправить упущение и сохранить для грядущих поколений.

ФОЛЬКЛОРНЫЕ СОНЕТЫ
(Веник сонетов)

РЕПКА

Он репку посадил, пьянчуга-дед,
И выросла большая-пребольшая,
Тот огород собою украшая
И статью гордой изумляя свет.

Но съесть ее решили на обед
И бросились скорее к урожаю,
И принялись тянуть, топчась, мешая
И вытянуть стремясь в один присед.

Все позабыты свары, дрязги, драки –
Дед тянет репку, за него – жена,
Там внучка худосочная пыхтит,

Котяра держится за хвост собаки.
Не справились – позвали грызуна.
Так гордый овощ был со свету сжит.

Read more...Collapse )
hanged man, pagad

Неизданные стихи Алексея Скалдина

Последние десять лет, с 2004 года, когда в Издательстве Ивана Лимбаха вышло в свет полное издание прозы и стихов Алексея Скалдина, считалось, что все его неизданные рукописи пропали после его третьего ареста в 1941 году. Однако в том же издании имелась крошечная ссылка, что в Римском архиве Вячеслава Иванова хранится стихотворный цикл, созданный Скалдиным в саратовской тюрьме в 1923 году и высланный письмом Вяч. Иванову. В 2004 году Римский архив Вяч. Иванова был исследователям недоступен, поэтому "тюремный" цикл в книгу не вошел.

Однако с 2008 года архив Иванова последовательно выкладывается в интернет, так что ничто не помешало мне за пару минут обнаружить неизданные стихи, а заодно и два никогда не издававшихся письма Скалдина периода 1920-х гг.

Я страстный поклонник Скалдина (писал о нем еще в 2006-м здесь и здесь), поэтому сделать публикацию его неизвестных стихов и писем было делом чести. Они только что вышли в "Новом мире", читайте. Я провел также небольшую инвентаризацию того, что в книгу 2004 году не вошло, и обнаружил, что сборник можно здорово расширить за счет петербургских и саратовских архивов и непереиздававшихся публикаций.

Расширенное издание прозы, писем и стихотворений Скалдина необходимо еще и потому, что обнаруженный мной стихотворный цикл, видимо, последнее произведение Скалдина, которое можно было найти. Только что из спецархива Комитета национальной безопасности Казахстана пришло подтверждение, что рукописей творческого характера в следственном деле Скалдина нет. На днях постараюсь опубликовать письмо и присланные справки.

Пока же могу только с грустью признать, что угасла последняя надежда обрести утраченный архив Алексея Скалдина.
hanged man, pagad

(no subject)

После двух с лишним лет отсутствия возвращаюсь в ЖЖ. Можно эти два года измерить в количестве написанного, но это сейчас не так важно. Главная новость та, что мне наконец удалось переехать обратно в Европу. Хотя Великобритания себя, конечно, Европой не считает, что неожиданно роднит ее с нынешними российскими взглядами на историю и будущее страны. Да, шесть лет в Москве остались позади, и очень приятно оглядываться на них именно отсюда, потому что последний год вокруг сгущался кошмар совершенно невыносимый. До сих пор не могу расслабиться и с облегчением выдохнуть. Митя Волчек прав - я мог доделать томсоновский "Город страшной ночи" только в сумрачной Москве 2012-2013 гг. Фантомам лучше места не найдешь.
hanged man, pagad

(no subject)

На сайте радио "Свобода" - отличный подкаст Дмитрия Волчека о моем переводе поэмы Джеймса Томсона "Город страшной ночи" и запись нашего разговора о жизни и творчестве Томсона (включая обсуждение дальнейших моих переводческих планов).
hanged man, pagad

Логопед

В "Новом литературном обозрении" вышла моя третья (и вторая в НЛО) книга -- роман "Логопед".



Уже появилась в магазинах "Москва", на "Озоне" и в "Сетбуке".

Рецензия в "Эксперте"

Рецензия в "Русском журнале"

Рецензия в "Коммерсанте"

По традиции под катом -- первая глава.

Read more...Collapse )